Историческая справка

Историческая справка

 

Архитектурный комплекс церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы, состоящий из храма и здания бывшей приходской богадельни, расположен в южной части исторического центра Каширы, за чертой земяного вала XVII века, в границах города конца XVIII столетия, при пересечении современных улиц Советская и Энгельса.

Кашира — небольшой древнерусский город — находится на юге Московской области, на высоком правом берегу реки Оки. Первоначально город располагался на противоположном берегу Оки, близ впадения в нее речки Каширки, ныне — Городище Ступинского района.

Первые письменные сведения о Кашире содержатся в актовых документах XIV- XVI веков. В духовной грамоте московского князя Ивана II Красного, датированной 1356 годом, в числе населенных мест, завещанных сыну Дмитрию (будущему Донскому) была упомянута «Кошира». Великий князь московский Иван III завещал (ранее 16 июня 1504 года) сыну Василию «Коширу с Заречьем, что за рекою Окою».

Кашира, наряду с укрепленными городами-крепостями Коломной и Серпуховом, входила в состав южного оборонительного рубежа, защищавшего Москву и ее земли от татарских вторжений.

В конце XV века неподалеку от Каширы, в огромной речной излучине Оки, Иваном III был основан Свято-Троицкий Белопесоцкий монастырь. В 1531 году в Кашире была возведена деревянная крепость; она контролировала удобный перевоз через Оку и оживленную дорогу на Москву.

На протяжении XVI века Кашира неоднократно подвергалась набегам и разграблению со стороны крымских татар. В 1571 году Кашира была до основания разрушена Девлет-Гиреем, жители разбежались «по селам и по деревням и по иным государевым городам».

Город, окончательно оскудевший в долгой борьбе с татарами и в годы смуты с польско-литовской интервенцией, не возродился на своем прежнем месте и в конце 1610- ых годов, при царе Михаиле Федоровиче, был перенесен в Заречье, на южный берег Оки, на земли деревни Козловка. Это место благодаря высокому обрывистому берегу Оки, изрезанному глубокими оврагами, было удобно для сооружения крепостных укреплений. В 1618-1627 годах здесь, напротив Троицкого Белопесоцкого монастыря, между речкой Козловкой и оврагом (на планах конца XVIII века он назван Жуполовским или Жукольским протоком), была возведена деревянная крепость, полукольцом вокруг выстроены посад и слободы: Рыбная, Пушкарская, Ямская, Затинная и Стрелецкая. Работами по сооружению города руководили «кормовые немцы новокрещеные Давид Францов и Иван Жемажин с таварищи».

В сметных росписях 1639 и 1665 гг. при описании крепости упоминались «2 башни проезжих, 9 башен глухих». Ворота в проездных башнях назывались: одни Пречистенскими, другие Троицкими. Южные Пречистенские ворота находились «с верхней стороны, от поля», вблизи церкви «Успения Пречистыя Богородицы», а северные Троицкие ворота, вероятно, получили название по Троицкому Белопесоцкому монастырю, к которому были обращены. От Троицких ворот шла дорога в Коломну: «чрез Оку реку перевозом и по переезде в самой близости мимо стоящаго влеве Троицкаго Белопесоцкаго монастыря». Возможно, существовал проезд, пролегавший через центр города между проездными башнями, в будущем он наметит главную улицу города — Большую Московскую, позднее улицу Ленина (ныне Советскую).

Известно, что в 1657-1665 годах городские укрепления были расширены сооружением острога, выстроенного под руководством «горододельца» Ивана Горлинова Писарева.

К 1670-м годам деревянные городовые укрепления обветшали и частью развалились. В 1678 году Московское правительство распорядилось в Кашире: «город земляной делать по городовому чертежу». Строителем земляного города — деревянной крепости на земляном валу — был инженер Габриель фон Турнер.

План города Каширы середины XVIII века зафиксировал крепость с шестью бастионами. С наиболее уязвимой напольной южной стороны показан ров, он соединялся с оврагом, ограничивавшим застройку с восточной стороны. С северной стороны дополнительных укреплений не было, ее защищал крутой спуск к Оке.

К середине XVIII века относятся самые ранние сведения о Введенской церкви. В ризнице храма хранились планы церковной земли, датированные 1756 и 1760 годами. Храм был каменным и располагался на землях подгородной Стрелецкой слободы.

Справочник «Топографические известия» 1771 года сообщал, что внутри городских укреплений находились «три церкви: 1) соборная Успения пресвятыя богородицы и 2) приходская Живоначальныя троицы; 3) приходская ж святителя Петра Митрополита деревянная; за городом все приходския: 1) Введения пресвятыя богородицы каменная; 2) Вознесения Господня; 3) святых мучеников Флора и Лавра; 4) святаго великомученика Георгия деревянныя. А каменных строений, кроме помянутых трех церквей», не было.

К концу XVIII века Кашира утратила военно-оборонительное значение и превратилась в торговый город, где особое развитие получила торговля скотом и хлебом, жители Стрелецкой государственной слободы занимались хлебопашеством.

Представление о планировочной структуре города дает топографическая съемка, произведенная землемером К. Шишмаревым в 1772 году. План Каширы 1772 года позволяет локализовать земли Стрелецкой слободы, прилегавшие к земляному городу с южной стороны.

В 1777 году Кашира была причислена к Тульскому наместничеству, переименованному в 1779 году в Тульскую губернию.

В качестве уездного центра Тульского наместничества Кашира получила герб города и регулярный план застройки, утвержденный 16 ноября 1779 года Екатериной II. План помещен в «Книге чертежей и рисунков (планы городов)», приложенной к Полному собранию законов Российской империи (собрание первое).18а Границы города были значительно расширены к югу и востоку за счет присоединения к городу подгородных слобод. В основе регулярного плана застройки лежит топографическая съемка более раннего времени. На живописную «ткань» дорегулярного города была наложена жесткая сетка прямоугольных кварталов. При составлении регулярного плана были учтены направления древних улиц и композиционные планировочные узлы. Вероятно, что сложившийся в XVII веке проезд между проездными башнями, стал главной планировочной осью западной части города (позднее Большая Московская улица, ныне улица Советская). Улица пересекала центр города с юга на север, спускалась по склону к бровке берегового обрыва и была ориентирована на ансамбль Троицкого Белопесоцкого монастыря. На ее оси находились две парадные площади (Главная и Торговая) и перевоз, соединявший оба берега Оки. Каменный Успенский собор определил положение Главной городской площади (ныне площадь Володарского). Площадь с Успенским собором посередине имела в плане квадратную форму, предназначалась для присутственных мест и торговых лавок. На месте проведения традиционных ярмарок была спланирована восьмиугольная в плане площадь, получившая название Торговой (позднее Хлебная, Базарная, ныне площадь Урицкого). На Торговой площади, находившейся у городской заставы, проходили ярмарки, весенние Вознесенская, Георгиевская, Пятницкая и осенние

— Никитская и Покровская. Самой известной была весенняя Георгиевская ярмарка,проходившая 23 апреля. На ней, торговали лошадьми, рогатым скотом, хлебом.

Введенская церковь за ветхостью была разобрана, а участок земли, на котором она стояла, отошел под городские кварталы. Известно, что к 1793 году было разбито 60 кварталов.

Застройку новой Торговой площади ускорил пожар старого торга 1784 года, когда сгорели торговые ряды и часть ближайших жилых дворов. К 1793 году на Хлебной площади были выстроены деревянные лавки.

Строительство Введенской церкви на Хлебной площади связано с именем выдающегося духовного писателя, православного ученого, первого Тульского епископа Мефодия (1761-1815).

Кашира входила в состав Коломенской епархии. Еще в 1778 году императрица Екатерина II выразила мысль относительно объединения епархий с наместничествами, но осуществлено это было при Павле I. В 1799 году по указу императора Павла I Коломенская епархия была упразднена, открыта Тульская. Коломенскому епископу Мефодию было предписано перенести свою кафедру в Тулу. Срок архипастырского служения Мефодия в Тульской епархии был коротким, по именному высочайшему указу от 31 декабря 1803 года он был направлен в Тверь.

Первый Тульский епископ Мефодий (в миру Михаил Алексеевич Смирнов) получил образование в Московской Славяно-греко-латинской академии, отлично знал еврейский, латинский и греческий языки, мог совершать литургию на греческом языке. Был членом Российской академии наук, издал: «Краткие правила и словарь простого греческого языка» (1783 и 1795), из богословских его трудов лучшими считались «Правило пасхального круга» (1793), «Толкование на послание ап. Павла к римлянам» (1794, 1799), «Рассуждение о древности и важности так называемых апостольских правил» (1803) и, позднее он написал на латинском языке историю первых трех веков христианства («Liberhistoricus». М., 1805).

При устроении новой епархии проявились блестящие административные способности Тульского архипастыря. «Искренняя преданность своему святительскому долгу, хорошо понятая его современниками, дала пр. Мефодию возможность совершить столь многое, и одному, и в столь короткое время. Устройство собственно архиерейскаго дома и при нем Крестовой церкви, приготовление утвари и ризницы для архиерейскаго служения, приобретение зданий для Консистории и Семинарии … все это предпринято почти без всяких предварительных средств от казны, а лишь на сбор пожертвований и даже прямо при посредстве Архипастырскаго «воззвания о помощи» … Таже сила ума и энергии сказалась и в делах правления. Усиленное ускорение делопроизводства в Консистории и уездных духовных правлениях, строгость наблюдения за поведением клира чрез благочинных, развитие проповедничества чрез обязательную катехизацию (со строгою ответственностью — штрафом), строгое наблюдение за точным исполнением обрядов, охрана прав от неуместнаго вмешательства влиятельных лиц …, вот характерныя стороны и черты собственно епархиальной деятельности Преосвященнаго Мефодия».

При Мефодии в Тульской епархии были развернуты строительные работы, с 1800 по 1802 год в Туле был построен новый каменный Архиерейский дом с церковью св. Иоанна Крестителя. Мефодий благословил строительство в 1800 году церкви во имя святителя Николая Чудотворца на Красной площади в Веневе, в 1801 году Введенской церкви на Хлебной площади в Кашире.

Имя автора проекта Введенского храма неизвестно. На рубеже XVIII и XIX веков в Тульской губернии работали архитекторы Никифор и Козьма Сокольниковы. Оба начинали механиками на Тульском оружейном заводе. Известно, что в 1778 году Никифор Сокольников (ок. 1760 — после 1797) состоял архитекторским помощником в команде К.И. Бланка на строительстве Екатерининского дворца в Лефортове, в 1790 году — архитектор Оружейного завода, во второй половине 1790-х годов — тульский губернский архитектор. По проекту одного из братьев Сокольниковых в Веневе была выстроена Николаевская церковь.

В самом начале XIX века (до 1804 года) Никифора Сокольникова в должности тульского губернского архитектора сменил Николай Васильевич Урюпин (1768-после 1831), ученик В.И. Баженова и М.Ф. Казакова. Архитектурному мастерству Николай Васильевич обучался в Москве в школе Каменного приказа, а после ее закрытия в 1783 году был определен в команду В.И. Баженова по строительству ансамбля в Царицыне. В 1786 году, с отставкой В.И. Баженова и по просьбе последнего, Н.В. Урюпин был переведен в экспедицию Кремлевского строения в команду М.Ф. Казакова. Таким образом, до своего назначения в Тулу он уже имел длительную практику под началом самых замечательных русских архитекторов конца XVIII века, профессиональные принципы которых не могли не повлиять на последующее творчество их ученика.

В эти же годы в Кашире работал архитектор Тульского оружейного завода Иван Пименов; ему принадлежит проект (неосуществленный) Вознесенского храма.

«По благословению преосвящ. Мефодия и по данной им 10 августа 1801 года храмозданной грамоте о перенесении на Хлебную площадь и построении вновь церкви во имя Введения Божия Матери с приделами Воздвижения Честнаго Креста Господня и безсребренников Космы и Дамиана» состоялась закладка храма. Участок под постройку храма был отведен в северо-западной части Хлебной площади; такая постановка храма, со смещением относительно главной оси города и геометрического центра площади, обеспечивала беспрепятственное движение гужевого транспорта и раскрытие панорамы на Свято-Троицкий Белопесоцкий монастырь.

Церковь строилась на пожертвования прихожан. Строительство грандиозного по своим размерам храма затянулось на долгие годы, завершилось только в 1817 году.

В церковном строительстве нередко бывало, что до возведения основного объема храма для скорейшего устроения службы в первую очередь ставили трапезную с приделами. К 1804 году было завершено строительство трапезной. Престол в честь Воздвиженския Креста Господня в юго-восточном углу трапезной был освящен 3 октября 1804 Года.

В 1808 году, одновременно со строительством храма, вдоль западной границы церковного участка на средства прихожанина храма каширского купца Прокопия (Прокофия) Яковлева Казакова была выстроена каменная двухэтажная богадельня на 12 человек. Богадельня содержалась на проценты с капитала, пожертвованного каширскими купцами П.Я. Казаковым, C.JI. Лепешкиным и Красильниковым.

События Отечественной войны 1812 года не затронули непосредственно Каширы и ее окрестностей, но задержали строительные работы.

Престол во имя бессребреников Космы и Дамиана в северо-восточной угловой части трапезной был освящен 31 октября 1813 года.

К 1817 году были завершены строительные работы и внутренняя отделка церкви. Здание выстроено в классицистическом стиле. Храм поставлен на белокаменном цоколе, имеет традиционное трехчастное продольно-осевое построение. Двусветный четверик храма с полукруглой алтарной апсидой оформлен (с севера и юга) полуколонными портиками тосканского ордера, несет массивную световую ротонду с куполом, увенчанным световым барабаном. Купольная ротонда восходит мотивами убранства к школе архитектора М.Ф. Казакова, обработана по сторонам света креповками с полукруглыми окнами и небольшими треугольными фронтончиками в завершении, перекликающимися с фронтонами портиков нижней части здания. К основному объему храма примыкает обширная четырехстолпная трапезная, перекрытая системой парусных и коробовых сводов с распалубками. Примыкающая к западному фасаду трапезной, колокольня первоначально была трехъярусной. Она аналогична колокольне Никольской церкви в Веневе, которую исследователи связывают с творчеством Никифора Сокольникова.

Введенский храм вошел в число образцов культовых зданий Каширы, оригинальными вариациями которого стали монастырская Никитская (1823-1835 гг.) и Вознесенская (1826-1842 гг.) церкви.

В 1817 году Введенская церковь была «ко освящению всеми нужными вещами приуготовлена и благолепием украшена». 11 ноября 1817 года Спасопреображенский протоиерей Димитрий Иовлев освятил новоустроенный храм на прежнем св. антиминсе.

К 1830-ым годам архитектурный комплекс Введенской церкви был дополнен каменной часовней, поставленной в середине ограды на восточной стороне церковного участка; по сторонам часовни располагались каменные лавки, сдававшиеся разным лицам внаем.

Сложившийся к 1830-м годам на Хлебной площади ансамбль состоял из торговых рядов и архитектурного комплекса Введенской церкви. Возведение торговых рядов субсидировалось заинтересованными в них каширскими купцами. Каменные, частью деревянные, ряды, выстроенные в виде полуциркульных арок в два яруса, охватывали площадь.

Во второй четверти XIX века храм был расписан «как внутри, так и по местам снаружи». Введенская церковь стала украшением города, его главной достопримечательностью. Авторы второго издания «Памятники архитектуры Московской области» писали, что роспись интерьеров церкви совмещала имитацию лепнины, исполненную в технике «гризайль», с живописью академической школы. На западной стене храма находилась композиция, повторявшая известную картину А. Иванова «Явление Христа народу».

К 1850 году в церкви были проведены ремонтные работы: утеплены приделы, вокруг храма была поставлена ограда на каменном фундаменте с железной решеткой.

На Хлебной (или Базарной) площади проходили ярмарки, два раза в неделю собирались городские базары. В середине XIX века по красной линии Московской улицы было выстроено одноэтажное каменное строение, занятое лавками. В одной из них производилась продажа восковых свечей, другие, пять отдавались разным лицам внаем.

Известно, что в середине XIX века второй этаж богадельни занимало Каширское духовное правление.

В 1862 году церковный староста, каширский градской голова Илья Павлович Казаков обратился к благочинному г. Каширы соборному протоиерею Никанору Успенскому с прошением, в котором писал: «Существующая в настоящее время при Введенской их г. Каширы церкви колокольня в верхней своей части пришла в ветхость до такой степени, что шпиль оной угрожает падением, а потому для избежания могущей произойти от этого опасности он желает перестроить его вновь с добавлением однаго каменнаго этажа.

Проект надстройки колокольни был выполнен архитектором Васильевым. Вероятно, за образец был взят проект надстройки четвертым ярусом колокольни Николаевской церкви в Веневе, осуществленный в 1860 году на средства церковного старосты М.П. Гладушева и других благотворителей.

Тот же архитектор Васильев составил проект церковной сторожки, поставленной по красной линии современной улицы Энгельса.

Тульская губернская строительная и дорожная комиссия, рассмотрев и одобрив проект надстройки колокольни верхним ярусом со шпилем, представила его в Тульскую духовную консисторию, которая указом от 4 сентября 1863 г. утвердила проект к исполнению.

Работы по сооружению надстройки растянулись на несколько лет. В ходе строительных работ было принято решение о надстройке колокольни еще одним ярусом. Верхние ярусы в виде четвериков, уменьшаясь в размерах, точно повторяют друг друга.

В 1871 году инженер Тульской губернии Савич в акте об освидетельствовании надстройки колокольни писал: «Хотя кирпичная кладка этой надстройки несколько и тонка, но что таковая скреплена большим количеством железных связей, расположенных на высоте всей надстройки чрез каждые полтора аршина в три ряда, и потому, принимая в соображение как это обстоятельство, так и то, что таковая надстройка стоит уже несколько лет непокрытой, без малейших существенных повреждений в перемычках и устоях оной, полагаю, что сомневаться в прочности и устойчивости названной надстройки нет никаких оснований. Затем для устранения и на будущее время всяких опасений в устойчивости этой надстройки, я нахожу, что вешание колоколов в Введенской колокольне может быть допущено только в ея первоначальном корпусе; что же касается вновь произведенной надстройки, то обременять таковую вешанием в оной колоколов не следует. Наконец, что касается покрытия колокольни кровлей, то, так как оно не только ни в каком случае не может принести ущерб прочности постройки, а напротив, должно предохранять таковую от порчи, то покрытие это должно быть произведено, по моему мнению, безотлагательно.

В сентябре 1872 годы работы по надстройке колокольни были завершены.

Церковный староста Введенской церкви и градской голова И.П. Казаков сообщал благочинному г. Каширы, соборному протоиерею Н.М. Успенскому в ноябре 1872 года: «Имею честь уведомить, что кровля колокольни при Введенской церкви, как-то: купол, крест, шпиль, яблоко и кругом купола бардюр, покрыты красною английскою медью вызлощенного чрез огонь червонным золотом; работы эти кончаны в сентябре месяце сего года и 14 числа того же сентября поставлен крест, стоимость покрытия этой колокольни с разными на ней украшениями простиралась до дватцати четырех тысяч рублей серебром».

В 1877 году колокольня приобрела современный вид. На средства серпуховского рыбопромышленника Александра Федоровича Перцева на колокольне Введенского храма была осуществлена надстройка со шпилем и часами — курантами, «чтобы со всех четырех сторон гляделось время и каждые четверть часа, каждый час отзванивалось». Часы были изготовлены на фирме «Ф. Винтер в Санкт-Петербурге».

Священники Введенского храма особое значение придавали религиозному образованию детей. В 1892 году в доме священника храма Павла Гастева была открыта

церковно-приходская школа с 40 мальчиками и 1 девочки. Отопление и ремонт были произведены на церковные средства. За ее устройство священник получил признательность епархиального начальства.

В начале XX века в приходе состояли: реальное училище, женская гимназия,

женское одноклассное городское училище.

В 1898 году, в рамках подготовки празднования столетия открытия Тульской епархии, в храме были проведены ремонтные работы. На средства благотворителей была поновлена масляная настенная живопись по штукатурке. Вероятно тогда же, полы в храме были выложены многоцветной метлахской плиткой. 4 октября 1898 года храм был вновь освящен.

Архимандрит Свято-Духова монастыря Геронтий, приезжавший в 1899 году на празднование столетия открытия Тульской епархии, писал: город утопал «в пышной зелени местных садов, пестревших всевозможными красками осенних колеров, над коими высились купола церквей, увенчанные преимущественно золотыми крестами». «В городе Кашире, кроме женского монастыря, еще шесть храмов, не смотря на то, что жителей менее 3000 душ. Первый — собор во имя Успения Пресвятыя Богородицы, второй Троицкий с приделом во имя святителя Николая, носящий особенное местное название «Николы ратнаго»… Третий храм во имя Входа во Храм Пресвятыя Богородицы, с башенными хорошими часами на колокольне, которая так высока, что видна, говорят, из Серпухова, за 50 верст. Четвертый храм во имя Вознесения Господня, пятый кладбищенский во имя Всех Святых и шестой во имя св. мучеников Флора и Лавра. Все храмы, кроме последнего, отличаются редким благолепием тем более это удивительно в малом уездном городе, но это объясняется близостью Москвы, в которой есть много богатых каширских граждан».

После издания в 1918 году Декрета об отделении Церкви от государства над Введенским храмом нависла опасность подобно другим церквям быть закрытым. Для сохранения храма верующие горожане и жители сельца Аладьино зарегистрировали Введенскую православную общину. В 1926 году Введенская православная община, насчитывавшая более 200 человек, заключила договор с Каширским уездным управлением милиции о передаче ей в бесплатное пользование каменного храма со сторожкой на улице Ленина в Кашире. Таким образом, двухэтажный каменный дом бывшей богадельни и одноэтажное каменное строение с торговыми помещениями были отчуждены от храма.

В 1930-х годах церковь была закрыта.

В 1960-х годах в храме находился склад продуктов и тары. Использование здания не по назначению привело к многочисленным утратам, внутреннее убранство и настенная роспись не сохранились. К этому времени пришла в негодность железная крыша трапезной, была частично разрушена кирпичная кладка, а также белокаменный архитектурный декор на фасадах здания. Во второй половине 1960-х годов в Московской областной специальной научно-реставрационной производственной мастерской были разработаны проектные предложения по реставрации храма (главный архитектор В. Цукерман, начальник НИО Н. Недович, ведущий архитектор Н. Свешников). В 1970-ых годах проведены реставрационные работы.

«В 1991 году церковь была возвращена Русской Православной церкви, и в ней возобновились богослужения.

Рядом с храмом, у алтаря установлен камень-памятник жертвам политических репрессий, День памяти отмечается 30 октября.

Оставить ответ

Перейти к верхней панели